Международный прогностический индекс при распространенных стадиях лимфомы Ходжкина в условиях современной терапии

К.Д. Капланов1, А.Л. Шипаева1, В.А. Васильева1, Э.Г. Гемджян2, И.В. Матвеева1, Л.С. Трегубова1, Т.Ю. Клиточенко1, К.В. Демиденко1, О.Б. Калашникова1, Г.Ю. Выскуб1, О.Е. Голубева1, О.В. Левина1, В.А. Орлов1, Е.А. Демина3

1 ГБУЗ «Волгоградский областной клинический онкологический диспансер № 1», Волгоград, Российская Федерация

2 ФГБУ «Гематологический научный центр» МЗ РФ, Москва, Российская Федерация

3 ФГБУ «Российский онкологический центр им Н.Н. Блохина» РАМН, Москва, Российская Федерация


РЕФЕРАТ

Программа BEACOPP, включая такие интенсифицированные ее варианты, как BEACOPP-14 и ВЕАСОРР-эскалированный, применяется для лечения пациентов с распространенными стадиями лимфомы Ходжкина. Среди прогностических систем, разработанных для распространенных стадий лимфомы Ходжкина, наиболее часто используется международный прогностический индекс (МПИ), в который входит 7 факторов. В оригинальном исследовании МПИ был создан на основании данных больных, получавших MOPP и MOPP-ABVD. Появление режима BEACOPP и его модификаций могло изменить значение некоторых прогностических факторов при лимфоме Ходжкина. В нашем исследовании сделана попытка оценить прогностическое значение этих факторов у больных с распространенными стадиями лимфомы Ходжкина в условиях современного лечения.

В исследование были включены все пациенты с впервые выявленной лимфомой Ходжкина, имевшие распространенные стадии (n = 172) и получавшие лечение в отделении гематологии ГБУЗ «Волгоградский областной клинический онкологический диспансер № 1» за 7 лет (с 2003 по 2010 г.). Интенсифицированные варианты BEACOPP получило 64 (37 %) больных, BEACOPP-стандартный — 84 (49 %), ABVD — 24 (14 %).

Больные прослежены до 30.06.2012 г.

Оценены результаты терапии в группах по МПИ, а также проанализировано значение каждого из параметров МПИ в отдельности.

Наибольшие различия в общей 3- и 4-летней выживаемости отмечены между группами с МПИ 0–1 и МПИ ³ 2: для МПИ 0–1 3- и 4-летняя выживаемость равна 93 %, для группы МПИ ³ 2 3-летняя выживаемость равна 81 %, а 4-летняя — 75 % (= 0,05). Статистически значимый отрицательный вклад в 3-летнюю общую выживаемость в этих группах внесли такие факторы МПИ, как возраст старше 45 лет (87 vs 70 % соответственно; относительный риск [ОР] 3,0; 95%-й доверительный интервал [95% ДИ] 1,7–7,0; = 0,01) и концентрация альбумина менее 40 г/л (88 vs 79 %; ОР 2,8; 95% ДИ 1,2–6,8; = 0,02).

Общая 3-летняя выживаемость у мужчин (n = 91) составила 80 %, у женщин (n = 81) — 88 % (= 0,09). Не отмечено влияния на общую и свободную от неудач терапии выживаемость таких составляющих МПИ, как концентрация гемоглобина, число лимфоцитов и лейкоцитов крови и IV стадия.

Многомерный анализ также показал наибольшую значимость для общей выживаемости возраста (ОР 3,6; 95% ДИ 1,8–7,0; = 0,001) и концентрации альбумина (ОР 2,6; 95% ДИ 1,1–6,0; = 0,036).


Ключевые слова: лимфома Ходжкина, распространенные стадии, международный прогностический индекс (МПИ), общая выживаемость, выживаемость, свободная от неудач терапии, BEACOPP, ABVD.

Читать статью в PDFpdficon

ЛИТЕРАТУРА

  1. Richardson S.E., McNamara C. The management of classical Hodgkin’s lymphoma: past, present, and future. Advant. Hematol. 2011; 2011: 1–17.
  2. Kuruvilla J. Standard therapy of advanced Hodgkin lymphoma. Hematol. Am. Soc. Hematol. Educ. 2009: 497–506.
  3. Federico M., Luminari S., Iannitto E. et al. ABVD compared with BEACOPP compared with CEC for initial treatment of patients with advanced Hodgkin’s lymphoma: Results from the HD2000 Gruppo Italiani perlo Studio dei Linfomi Trial. Clin. Oncol. 2009; 27: 805–11.
  4. Gianni A.M., Rambaldi A., Zinzani P. Comparable 3-year outcome following ABVD or BEACOPP first-line chemotherapy, plus pre-planned high-dose salvage, in advanced Hodgkin lymphoma: a randomized trial of the Michelagelo, GITIL and IIL cooperative groups. ASCO meeting Chicago, 2008. Abstract 8506.
  5. Byar D.P. Identification of prognostic factors. In: Cancer clinical trials. Methods and practice. Ed. by M.E. Buyse, M.J. Staquet, R.J. Sylvester. Oxford: Oxford University Press, 1988.
  6. Hasenclever D., Diehl V. A prognostic score for advanced Hodgkin’s disease. International Prognostic Factors Project on Advanced Hodgkin’s disease. N. Engl. J. Med. 1998; 339(21): 1506–14.
  7. R. Optimal Therapy of Advanced Hodgkin Lymphoma. ASH Education book. 2011: 310–316.
  8. Diehl V., Franklin J., Pfreundschuh M. et al. Standard and increased-dose BEACOPP chemotherapy compared with COPP-ABVD for advanced Hodgkin’s disease. Engl. J. Med. 2003; 348(24): 2386–95.
  9. Wagstaff J., Gregory W.M., Swindell R. et al. Prognostic factors for survival in stage IIIB and IV Hodgkin’s disease: a multivariate analyses comparing two specialist treatment centers. J. Cancer. 1988; 58: 487–92.
  10. Wagstaff J., Steward W., Jones M. et al. Factors affecting remission and survival in patients with advanced Hodgkin’s disease treated with MVPP. Oncol. 1986; 4: 135–47.
  11. Straus D.J., Gaynor J.J., Myers J. et al. Prognostic factors among 185 adults with newly diagnosed advanced Hodgkin’s disease treated alternating potentially noncross-resistant chemotherapy and intermediate-dose radiation therapy. Clin. Oncol. 1990; 8: 1173–86.
  12. Proctor S.J., Taylor P., Mackie M.J. et al. A numerical prognostic index for clinical use in identification of poor-risk patients with Hodgkin’s disease at diagnosis. The Scotland and Newcastle Lymphoma Group (SNLG) Therapy Working Party. Lymphoma 1992; 7 (Suppl.): 17–20.
  13. Low S.E., Horsman J.M., Walters S.J. et al. Risk-adjusted prognostic models for Hodgkin’s disease (HD) and grade II non- Hodgkin’s lymphoma (NHL II): validation on 6728 British National Lymphoma Investigation patients. J. Hematol. 2003; 120: 277–80.
  14. Gobbi P.G., Comelli M., Grignani G.E. et al. Estimate of expected survival at diagnosis in Hodgkin’s disease: a means of weighting prognostic factors and a tool for treatment choice and clinical research. A report from the International Database on Hodgkin’s Disease (IDHD). Hematologica 1994; 79: 241–55.
  15. Moccia A.A., Donaldson J., Chhanabhai M. et al. International Prognostic Score in Advanced- Stage Hodgkin’s Lymphoma: Altered Utility in the Modern Era. J. Clin. 2012; 30: 3383–8.
  16. Капланов К.Д., Шипаева А.Л., Васильева В.А. и др. Эффективность программ химиотерапии первой линии при различных стадиях лимфомы Ходжкина. Клин. онкогематол. 2012; 1: 22–9. [Kaplanov K.D., Shipayeva A.L., Vasilyeva V.A. i dr. Effektivnost programm khimioterapii pervoy linii pri razlichnykh stadiyakh limfomy Khodzhkina (Efficacy of first-line chemotherapy programs at various stages of Hodgkin’s disease). onkogematol. 2012; 1: 22–9.]