Сложный кариотип при острых миелоидных лейкозах у детей

Флейшман Е.В.1, Сокова О.И. 1,  Попа А.В.1, Калинина И.И. 2,  Константинова Л.Н.1<

1 ФГБНУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина», Каширское ш., д. 24, Москва, Российская Федерация, 115478

2 ФГБУ «Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России, ул. Саморы Машела, д. 1, Москва, Российская Федерация, 117997

Для переписки: Елена Вольфовна Флейшман, д-р мед. наук, Каширское ш., д. 24, Москва, Российская Федерация, 115478; тел.: +7(499)323-57-22; e-mail: flesok@yandex.ru

Для цитирования: Флейшман Е.В., Сокова О.И., Попа А.В. и др. Сложный кариотип при острых миелоидных лейкозах у детей. Клиническая онкогематология. 2015;8(2):151–60.


РЕФЕРАТ

Цель. Оценить клиническое значение сложного кариотипа в педиатрической практике.

Методы. В работе исследован кариотип у 521 пациента (299 детей и 222 взрослых) с первичными ОМЛ. Из них 34 ребенка и 25 взрослых имели сложный кариотип.

Результаты. Обнаружены определенные различия между сложным кариотипом у детей и взрослых. Отмечены и некоторые отличия в составе маркеров: у детей значительно меньше, чем у взрослых, была частота таких маркеров высокого риска, как моносомия 5 и del(5q), моносомия 7 и del(7q). Более редкими у детей были случаи со сложным моносомным кариотипом. Выявлено своеобразное распределение морфоцитохимических вариантов бластных клеток у детей со сложным кариотипом. В отличие от ОМЛ с несложным кариотипом, при котором М2-вариант наблюдался почти у половины больных (47,9 %), в случаях с 3 и более хромосомных аномалий частота этого варианта составила всего 11,8 % (= 0,000). М5-вариант и редкие варианты М0 и М7 у больных со сложным кариотипом встречались в несколько раз чаще, чем у остальных. Безрецидивная выживаемость (БРВ) пациентов со сложным кариотипом была близка к таковой у остальных больных из группы высокого риска: 38,4 ± 9,9 и 30,6 ± 8,8 % соответственно. При этом общая выживаемость (ОВ) больных со сложным кариотипом практически не отличалась от таковой у пациентов из группы промежуточного риска: 48 ± 10 и 48 ± 10 % соответственно. У детей в группе высокого риска была сравнительно высокая 10-летняя выживаемость (БРВ и ОВ > 30 %). В группе больных со сложным кариотипом 10 (40 %) из 25 пациентов пережили 5 лет, 7 из них остаются в ремиссии более 10 лет. У взрослых с высоким риском 5-летняя выживаемость составляет не более 15 %.

Заключение. Анализ данных о выживаемости детей с ОМЛ не дает ответа на вопрос о том, в какую из двух прогностических групп — высокого или промежуточного риска — следует относить случаи со сложным кариотипом, не включающим маркеры неблагоприятного прогноза.


Ключевые слова: острые миелоидные лейкозы у детей, хромосомные аномалии, сложный кариотип.

Получено: 26 ноября 2014 г.

Принято в печать: 2 февраля 2015 г.

Читать статью в PDFpdficon


ЛИТЕРАТУРА

  1. Grimwade D, Walker H, Oliver F, et al. The importance of diagnostic cytogenetics on outcome in AML: analysis of 1,612 patients entered into the MRC AML10 trial. Blood. 1998;92(7):2322–33.
  2. Byrd JC, Mrozek K, Dodge RK, et al. Pretreatment cytogenetic abnormalities are predictive of induction success, cumulative incidence of relapse, and overall survival in adult patients with de novo acute myeloid leukemia: results from Cancer and Leukemia Group B (CALGB 8461). Blood. 2002;100(13):4325–36. doi: 10.1182/blood-2002-03-0772.
  3. Mitelman F. Catalog of chromosome aberrations in cancer. 5th edition. Willey-Liss; 1995.
  4. Swerdlow SH, Campo E, Harris NL, et al, eds. WHO Classification of Tumours of Haematopoietic and Lymphoid Tissues. 4th edition. Lyon: IARC Press; 2008.
  5. Grimwade D. The changing paradigm of prognostic factors in acute myeloid leukemia. Best Pract Res Clin Haematol. 2012;25(4):419–25. doi: 10.1016/j.beha.2012.10.004.
  6. Mrozek K. Acute myeloid leukemia with a complex karyotype. Semin Oncol. 2013;35(4):365–77. doi: 10.1053/j.seminoncol.2008.04.007.
  7. Creutzig U, van den Heuvel-Eibrink MM, Gibson B, et al. Diagnosis and management of acute myeloid leukemia in children and adolescents; recommendations from an international expert panel. Blood. 2012;120(16):3187–205. doi: 10.1182/blood-2012-03-362608.
  8. von Neuhoff C, Reinhardt D, Sander A, et al. Prognostic impact of specific chromosomal aberrations in large group of pediatric patients with acute myeloid leukemia treated uniformly according to trial AML-BFM 98. J Clin Oncol. 2010;28(16):2682–8. doi: 10.1200/jco.2009.25.6321.
  9. Harrison CJ, Hills RK, Moorman AV, et al. Cytogenetics of childhood acute myeloid leukemia: United Kingdom Medical Research Council Treatment trials AML10 and 12. J Clin Oncol. 2010;28(16):2674–81. doi: 10.1200/jco.2009.24.8997.
  10. Флейшман Е.В., Сокова О.И., Кириченко О.П. и др. Сложные аномалии кариотипа при остром миелоидном лейкозе детей. Вестник РАМН. 2008;5:3–7. [Fleishman EV, Sokova OI, Kirichenko OP, et al. Complex karyotype abnormalities in pediatric acute myeloid leukemia. Vestnik RAMN. 2008;5:3–7. (In Russ)]
  11. Grimwade D, Hills RK, Moorman AV, et al. Refinement of cytogenetic classification in acute myeloid leukemia: determination of prognostic significance of rare recurring chromosomal abnormalities among 5876 younger adult patients treated in the United kingdom Medical Research Council trials. Blood. 2010;116(3):354–65. doi: 10.1182/blood-2009-11-254441.
  12. Баранова О.Ю., Волкова М.А., Френкель М.А. и др. Анализ результатов различных программ терапии острых нелимфобластных лейкозов с М0-М2, М4-М7 ФАБ-вариантами (по данным Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина, РАМН). Гематология и трансфузиология. 2003;48(2):3–10. [Baranova OYu, Volkova MA, Frenkel’ MA, et al. Analysis of outcomes of different treatment regimens for acute non-lymphoblastic leukaemia with M0-M2, M4-M7 FAB-variants (according to data of the N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center). Gematologiya i transfuziologiya. 2003;48(2):3–10. (In Russ)]
  13. Shaffer LG, et al, eds. ISCN-2013: An International System for Human Cytogenetic Nomenclature. Basel: Karger; 2013.
  14. Kaplan E, Meier P. Nonparametric estimation from incomplete observations. J Am Stat Assoc. 1958;53(282):457–81. doi: 10.2307/2281868.
  15. Stark B, Jeison M, Glazer G, et al. Classical and molecular cytogenetic abnormalities and outcome of childhood acute myeloid leukemia: a report from a referral center in Israel. Br J Haematol. 2004;126(3):320–37. doi: 10.1111/j.1365-2141.2004.05038.x.
  16. Gibson BES, Webb DKH, Howman AJ, et al. Results of randomized trial in children with acute myeloid leukemia: Medical research Council AML 12 trial. Br J Haematol. 2011;155(3):366–77. doi: 10.1111/j.1365-2141.2011.08851.x.
  17. Kelly MG, Horan JT, Alonzo TA, et al. Comparable survival for pediatric acute myeloid leukemia with poor-risk cytogenetics following chemotherapy, matched related donor, or unrelated donor transplantation. Pediatr Blood Cancer. 2014;61(2):269–375. doi: 10.1002/pbc.24739.
  18. Slovak ML, Kopecku KJ, Kassileth PA, et al. Karyotypic analysis predicts outcome of preremission and postremission therapy in adult acute myeloid leukemia: a Southwest Oncology Group/Eastern Cooperative Oncology group study. Blood. 2000;96(13):4075–83.
  19. Schoch C, Haferlach T, Haase D, et al. Patients with de novo acute myeloid leukemia and complex karyotype aberrations show a poor prognosis despite intensive treatment: a study of 90 patients. Br J Haematol. 2001;112(1):118–26. doi: 10.1046/j.1365-2141.2001.02511.x.
  20. Schoch C, Kern W, Schnittger S, et al. The influence of age on prognosis of de novo acute myeloid leukemia differs according to cytogenetic subgroups. Haematologica. 2004;89(9):1082–90.
  21. Breems DA, van Putten DL, de Greef GE, et al. Monosomal karyotype in acute myeloid leukemia: a better indicator of poor prognosis than a complex karyotype. J Clin Oncol. 2008;26(29):4791–7. doi: 10.1200/jco.2008.16.0259.